Вверх

Счастье на ладони

Наталья и Анатолий Полын из Барановичей ждали своего счастья 18 лет. А потом еще 7 лет пытались дотянуться до него рукой, когда оно, призрачное, то появлялось на горизонте, то исчезало. Годы надежд и разочарований, веры в то, что невозможное – возможно. Но зато и счастье им досталось особенное.

Взлеты и падения
– Когда мы только поженились, особо не переживали, что нет пока в семье пополнения, – Анатолий Полын волнуется, сбивается, вспоминая пройденный путь, такой долгий и сложный. – Год, второй, третий, 5 лет, 10... Чем больше проходило времени, тем сильнее хотелось почувствовать себя родителями. Тем большее давление мы на себе испытывали. У всех есть дети, уже и подросли, и в школу пошли, а мы одни... Я очень переживал, что не стал отцом, не сделал матерью свою жену. С каждым годом надежда таяла...
Когда в 1999 году на глаза Анатолию попалась реклама центра, специализирующегося на проведении ЭКО, семья не раздумывала ни дня. Но первая попытка дала сбой. Потом вторая. Супруги сменили центр, но и там их поначалу ждала неудача. В общей сложности Наталья и Анатолий пережили 7 «взлетов» и 7 «падений».
– Если после подсадки эмбриона беременность срывалась, это была трагедия. Ведь ты годами мечтал о ребенке... Это очень сложно выдержать эмоционально, – у Натальи при воспоминаниях до сих пор на глаза наворачиваются слезы. – Я уже даже готова была опустить руки: значит, не дано. Но муж не позволил.
В начале 2007 года супруги Полын услышали наконец долгожданное: «Поздравляем, у вас будет двойня!» На самом деле их трое – румяных веселых карапузов: Егорка, Лиза и Ульяна. Просто кто–то из них на том первом УЗИ решил «спрятаться» и от врача, и от родителей, словно сюрприз готовил. Вот оно, счастье, долгожданное, выстраданное, особенное!
От методики к науке
Глядя на улыбающуюся со всех фотографий в семейном альбоме тройню даже трудно представить, что этих детей могло и не быть. Как могли не родиться еще тысячи мальчишек и девчонок у нас, в Беларуси, и больше 4,5 миллиона по всему миру. Если бы не отчаянная дерзость человека, посмевшего вмешаться в святая святых природы – рождение новой жизни. 32 года назад первый ребенок «из пробирки» наделал много шуму, вызвав горячие споры. Сегодня метод ЭКО уже не в диковинку, его первооткрыватель Боб Эдвардс удостоился Нобелевской премии. Но лучше всего правоту ученого доказывает сама жизнь. В Чехии и Венгрии 2 процента новорожденных зачаты именно в пробирке, в Бельгии – 3 процента... Нашим девочкам–первенцам, чья жизнь зародилась в руках врачей, в ноябре 2010 года исполнилось 15 лет. А общее число детей, рожденных при помощи ЭКО, уже сравнилось с численностью населения маленького городка.
Скромные, казалось бы, результаты связаны в первую очередь с тем, что передовой метод преодоления бесплодия пришел в Беларусь с огромным опозданием – в 1995 году. Для сравнения: в России первые попытки зачать ребенка в пробирке были сделаны в 1987 году, в мире – в 1978–м.
– Зато мы идем семимильными шагами, – не без гордости говорит директор Центра репродуктивной медицины, врач высшей категории, гинеколог–репродуктолог Светлана Жуковская. – Абсолютно все методики вспомогательных репродуктивных технологий, которые применяются в мире, применяются теперь и в нашей стране. А кое в чем мы даже первые. Например, методика ИКСИ (применяется, если причина бездетности семьи кроется в мужчине) была апробирована в Бельгии в 1992 году. У нас – спустя 3 года, впервые на постсоветском пространстве. В 1998 году опять же мы первые среди стран СНГ получили положительные результаты предимплантационной диагностики. Сегодня на уровне эмбриона можно диагностировать около 20 наследственных генетических заболеваний и тем самым увеличить шансы на появление здорового ребенка. Сравните: 12 лет назад мы могли выявить лишь 3 генетических заболевания.
Искусственное оплодотворение нынче – уже целая наука, главная цель которой не просто помочь женщине забеременеть, как это было вначале, а прежде всего дать возможность выносить и родить здорового малыша, сведя к минимуму довольно агрессивное вмешательство в физиологию будущей мамы. Развивается и сама методика. Сейчас наиболее современные технологии при ЭКО – криоконсервация яйцеклетки, ветрификация, методика ИМСИ. За этими непривычными названиями и аббревиатурами – реальный шанс на родительство. В 2010 году в Беларуси, к примеру, родилась первая девочка из яйцеклетки, замороженной методом криоконсервации. В мире таким способом пока на свет появилось всего около тысячи детей...
– Более того, методика ЭКО может быть использована для лечения онкологических больных! – утверждает Светлана Жуковская. – Например, у супружеской пары ребенок болен лейкозом. Нужен идентичный донор. Искать его сложно и дорого. Альтернатива: зачать ребенка методом ЭКО и выбрать эмбрионы, идентичные по генам гистосовместимости (HLA) с больным ребенком. У новорожденного берется пуповинная кровь, из нее получаются стволовые клетки, которые затем пересаживаются в костный мозг больного. Таких случаев в мире очень много. Юрий Верлинский, который стоял у истоков создания Центра репродуктивной медицины в Минске, впервые для лечения анемии Фанкони и злокачественного заболевания крови применил предимплантационную диагностику. Мы участвовали в разработке этих методик совместно с немецкими учеными и таким образом спасли четверых детей.
– Хотя ЭКО не дает 100–процентной гарантии на родительство, а в области онкологии находится только в самом начале пути, скептиков, похоже, уже не осталось. Из диковинной процедуры ЭКО мало–помалу превращается в рутинную для медиков и привычную для пациентов. Привычную, но пока не широко доступную. Главное препятствие – цена: 7 миллионов рублей (стоимость одних только препаратов для подготовки будущих мамы и папы к искусственному оплодотворению достигает 5 миллионов!). За каждую новую попытку придется опять платить по полной. Однако дороговизна – понятие относительное. Анатолий и Наталья Полын, простые инженеры, говорят, что за счастье быть родителями никаких денег не жалко.
Источник: Валентина Мохор, «СБ», 06.01.2011