Вверх

Выяснили, что заставляет мать жертвовать жизнью ради детей

Нейрофизиологи из Центра изучения неизвестного Шампалимо (Лиссабон) и их коллеги выяснили, почему в момент опасности поведение млекопитающих резко меняется в зависимости от того, есть ли с ними дети — они уже не убегают, а готовы драться до смерти за спасение своих малышей. 

Ученые утверждают, что за такой резкий сдвиг в поведении отвечает воздействие гормона окситоцина на нейроны миндалевидного тела (участка мозга, играющего важнейшую роль в формировании эмоций). Об этом сообщается в журнале eLife.

Окситоцин, на чью роль в формировании тесной эмоциональной связи между родителями и детьми уже указывали биологи, попадает в миндалевидное тело, где блокирует «естественную» реакцию самозащиты.

Чтобы изолировать именно этот эффект окситоцина, исследователи провели эксперимент с самками крыс, только что принесшими потомство. Сначала у крыс выработали условный рефлекс, заставив ассоциировать запах мяты с последующим ударом током. Через какое-то время животные стали воспринимать запах как угрозу и цепенеть. Однако в присутствии детенышей крысы вели себя по-другому — бросались на трубку, откуда исходил запах, пытались закрыть ее фрагментами своего «логова». Когда же ученые заблокировали доступ окситоцина к миндалевидному телу, крысы буквально забыли о своих «материнских обязанностях» и снова реагировали на запах оцепенением.

Ученые заметили еще одно интересное явление: детеныши, чья мама в ходе эксперимента «застывала» и не закрывала их от источника опасности, сами не воспринимают запах мяты как угрозу.

Напротив, те, кого мама закрывала всем телом, когда выросли, научились видеть в мяте источник опасности и показали «нормальную» реакцию на него (то есть, застывали). Природу этого механизма передачи опыта авторы исследования пока не до конца понимают.

Источник: deti.mail.ru