Вверх

Прием талидомида при беременности повышает риск мутаций

Ученые выяснили, как вызывает мутации препарат талидомид, от которого в 1950-е годы пострадали тысячи новорожденных детей. Они рассчитывают использовать эту информацию при разработке новых препаратов на его основе, чтобы избежать трагических последствий.

Талидомид появился на рынке в 1950-х годах. Изначально препарат предполагалось использовать как противосудорожное средство, но оказалось, что такими свойствами он не обладает. Зато талидомид оказывал выраженный успокоительный и снотворный эффект и хорошо переносился пациентами. Кроме того, он был безопасен даже в больших дозах, что сводило вероятность передозировки к минимуму.

Талидомид быстро стал одним из самых популярных препаратов, в некоторых странах по продажам уступая разве что аспирину. Нашлось для него и новое применение — избавление от неприятных симптомов при беременности, включая бессонницу и тошноту.

В 1956 году у сотрудника выпускающей талидомид немецкой компании родилась дочь без ушей. Мужчина давал жене талидомид, тогда еще официально не выпущенный, который он взял на работе. Тогда с приемом препарата отсутствие ушей никто не связал.

Однако к 1961 году ученые обратили внимание на резкий рост количества младенцев с врожденными пороками. Исследования показали: их матери принимали талидомид на ранних сроках беременности.

В скором времени талидомид пропал из аптек, а пострадавшим от его приема семьи в течение нескольких следующих лет были присуждены ежемесячные денежные компенсации от компаний, выпускавших препарат. Всего, по различным оценкам, в результате применения талидомида порядка 40 тысяч человек получили периферический неврит, от 8 до 12 тысяч новорожденных родились с физическими уродствами, из них лишь около 5 тысяч не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь.

Однако уже через несколько лет израильские врачи выяснили, что талидомид эффективен при лечении проказы даже в самых запущенных формах. В последствии также выяснилось, что он замедляет развитие злокачественных опухолей. В 1990-е годы было установлено, что талидомид и открытые в ходе его изучения аналоги могут эффективно использоваться в лечении многих тяжелых заболеваний, в том числе туберкулеза и СПИДа.

16 июля 1998 года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США утвердило талидомид в качестве лекарства для лечения проказы. Так как после талидомидовой эпидемии Управление ввело дополнительные условия лицензирования лекарственных препаратов, производителям пришлось разработать сложную систему безопасности и обучения, включающую в себя строгий контроль за прописывающими препарат врачами и пациентами. В частности, пациентам вменяется в обязанность использовать максимально усиленную контрацепцию и запрещается быть донорами крови и спермы.

Основываясь на многолетних предыдущих исследованиях, ученые из Института раковых исследований Дана-Фабер в США выяснили, что талидомид вызывает деградацию неожиданно большого количества факторов транскрипции — белков, которые «включают» и «выключают» гены, — включая фактор SALL4. Талидомид приводит к полному его удалению из клеток. Деградация SALL4 влияет на развитие конечностей и другие аспекты развития плода. Результатом становится деформация или отсутствие рук и ног у ребенка и дефекты внутренних органов, если мать принимала талидомид во время беременности.

Эта теория подтверждается существующими научными данными — люди с мутированным геном SALL4 часто рождаются с недостающими пальцами, недоразвитыми конечностями, дефектами глаз и ушей и пороком сердца. Схожие патологии развиваются и у детей женщин, принимавших талидомид. «Сходство между врожденными дефектами, вызванными талидомидом и мутацией SALL4 поразительно», — отмечает ведущий автор исследования доктор Эрик Фишер.

Понимание механизма, с помощью которого талидомид провоцирует развитие дефектов, играет крайне важное значение в разработке новых препаратов, отмечают исследователи. «Поскольку тестируются новые препараты на его основе, мы сможем выяснить, есть ли у них такие же потенциально опасные эффекты. Мы знаем, что терапевтический эффект этих препаратов основан на их способности деградировать конкретные белки. Наши результаты помогут разработчикам лекарств определять, деградация каких белков будет полезной, а каких — опасной», — говорит Фишер. Результаты исследования опубликованы в журнале eLife.

Источник текста и фото: probirka.org