Вверх

Почему женщины бьют своих детей

- Сколько раз говорила тебе: не бегай! Не бегай! – после этого окрика она хватает уже притихшего от её напряженного злобного голоса мальчика за предплечье и встряхивает, как авоську, из которой нужно выбросить весь застрявший в складках мусор. А потом бьет его наотмашь. И еще раз…

Я оказался невольным свидетелем этой сцены в магазине. В такие моменты сразу теряешься. Почему-то не получается сообразить, как лучше поступить. Первый порыв – вмешаться: ведь взрослый человек бьет ребенка, сильный истязает слабого, и неважно, насколько этот слабый шалун, и насколько сильному морально тяжело, он в любом случае причиняет боль. Но вмешиваться в чужие отношения не принято. Считается оскорбительным учить родителей воспитывать детей, не будучи самому таким. К тому же здесь – мать. А мать всегда знает, как лучше для её ребенка – неведомо, откуда вязалась эта «истина», но провозглашается она обычно как факт, не терпящий возражений.

В общем, я все-таки вмешался. И получил такой словесный отпор, который не могу сейчас воспроизвести…

Предсказуемо вполне, конечно. Но менее странной от этого ситуация лично для меня быть не перестала. Я не могу избавиться от удивительного ощущения по поводу того, что женщины, которых так возмущает мужская грубость по отношению к ним, сами легко распускают руки и язык в общении с собственными детьми. И при таком существовании в окружении двойных стандартов вполне комфортно себя чувствуют.

Почему женщины бьют своих детей? Уверен, я не единственный, кто хотя бы однажды в жизни задавался таким вопросом. В одном из психологических журналов мне попалась любопытная информация. В США на протяжении 20 лет шло одно исследование на тему семейного насилия над детьми. Так вот, оно показало, что там, где есть ребенок, мать и отец, а также присутствуют телесные наказания, к таком способу воспитания чаще прибегают именно женщины. И в подавляющем большинстве случаев побои, которые наносит мать своему ребенку – это результат опыта, который был перенят уже от собственной матери, то есть бабушки маленькой жертвы.

Статистически, если девочек шлепают хотя бы раз в неделю, то они сами, став взрослыми, на 50% чаще, чем остальные, телесно наказывают детей. И этот опыт физического наказания перенимают у матерей именно девочки, тогда как к мальчикам он не «прилипает».

Думаете, я считаю ту женщину из магазина злобной фурией? Отнюдь. Я охотно могу поверить в то, что она уже сто раз попросила прощения у своего сына, раскаялась и поклялась никогда этого больше не делать. Проблема в том, что так же признают свою вину в рукоприкладстве большинство женщин, - и все равно бьют. Конечно, сугубо по-человечески можно понять, что в состоянии аффекта возникает желание «дать как следует» маленькому шалопаю. Тем более, что тот и в самом деле может не по-детски «мотать нервы» и «портить кровь» своим родителям. Но принять битье за возможность воспитывать нельзя ни при каких обстоятельствах. Потому что это будет означать, что грубая сила для ребенка станет главным способом добиваться своего, и вместо того, чтобы учиться общению, он будет учиться подавлять и подчинять. В том числе, спустя время, собственных родителей.

Битье и подавление – это высшая точка собственного бессилия, прежде всего, умственного. Бьет тот, кто не может договориться, кто не знает, как исправить ситуацию по-другому, кто не в состоянии справиться с собственной агрессией. Многие психоаналитики считают, что лупя ребенка, взрослый избавляется от внутреннего напряжения, вызванного психологической неуравновешенностью и сексуальной неудовлетворенностью. Поэтому я и сказал той даме из магазина тогда, что проблемы с поведением имеются не у её ребенка. А у неё самой.

Источник: Олег Борисов, medikforum.ru