Вверх

Почему важно часто брать ребенка на руки

Наши бабушки и прабабушки строго-настрого запрещали молодым мамам подолгу держать малышей на руках – привыкнет ведь! Однако современные психологи придерживаются прямо противоположного мнения.

Почему подобным советам старших не нужно следовать и как формируется привязанность между мамой и ребенком в первые три месяца после родов, Woman’s Day рассказала Татьяна Аптулаева, практикующий психолог, автор бестселлера о беременности и подготовке к родам «Мать и дитя.

– Однажды в далекий уже августовский день пять лет назад, возвращаясь с прогулки, я отчетливо ощутила, что коляска, которую второй месяц я привычно катала в парках по 2-3 часа каждый божий день, – это абсолютно точно мой собственный большой живот. Просто он отделился, и я качу его на расстоянии вытянутых рук. А в нем – дочка трех недель от роду. И меня накрыло уверенное чувство, что моя беременность каким-то чудесным образом продолжается. Меня это умилило, растрогало и развеселило. Но с точки зрения теории привязанности это ощущение было психологически абсолютно точным.

Сенсорная система

Четвертый триместр беременности – это прекрасная поэтическая метафора для первых трех месяцев после родов. Более прозаично этот же период называют адаптационным – то время, когда и мама, и новорожденный осваивают и привыкают к новому способу взаимодействия, общения, понимания и чувствования друг друга уже не только на уровне внутренних телесных ощущений.

С первого же момента после родов вся сенсорная система включается полностью, и двое начинают узнавать друг друга и чувствовать. Теперь они видят, слышат, касаются друг друга, ощущают запах, тепло, ребенок впервые пробует вкус молока. Самое удивительное, что это общение и узнавание происходит без единого слова, просто потому что у новорожденного их пока нет.

В первые три месяца после рождения ребенка женщина испытывает то удивительное состояние, когда чувствует особо тесную с ним связь. При гармоничном восприятии своей беременности и материнства это естественное сильное желание поддерживать физическую и эмоциональную связь, выражая ее в любви и заботе. Эта глубинная потребность, полная нежности и привязанности к младенцу, содержит в себе совершенно практические задачи, которые направлены на его гармоничное, полноценное физическое и психологическое развитие. Если бы не одно но…

Социальные стереотипы

Понятие четвертого триместра беременности, которое впервые ввел доктор медицины Харви Карп, возникло не случайно. Точно так же, как совсем недавно, всего несколько десятилетий назад, для младенцев фактически отвоевали возможность кормить их материнским молоком взамен искусственной смеси. То же самое сейчас происходит с возвращением возможности формировать базовую привязанность у ребенка, которая отвечает за ощущение, что он любим всегда и такой, какой он есть. Это фактически открытая борьба и противовес очень давнему, но все еще продолжающему существовать стереотипу, который дается как прямое указание матери:

«Не держи ребенка на руках, привыкнет – избалуешь!»

В России это представление хранилось как родовая ценность, столетиями вплоть до совсем недавних советских времен. Конечно, зачем мамочке держать младенца на руках, когда ей, как еще и молодой хозяйке по совместительству, было положено заниматься хозяйством, обслуживая всех членов семьи, от мужа до свекрови?

С чего сидеть в декретном отпуске, когда нужно строить великий коммунизм? И поэтому родила – снова в строй. К станку, огороду, печке, коромыслу, утренним и вечерним дойкам.

Старшее поколение, которое традиционно воспринимало невестку как рабочий ресурс для большого хозяйства, именно под таким благовидным воспитательным предлогом часто слишком рано разделяло ее с младенцем, вновь возвращая ее к привычной бытовой работе…

То же самое происходило и в Советском Союзе, когда каждая женщина являлась принадлежностью государства. Станки важнее младенцев. Считалось, что необходимый минимум физического ухода за ребенком достаточен, и в этом смысле отношение к нему было фактически как к взрослому человеку.

Такой подход нарушал естественное формирование привязанности ребенка к матери если не патологически, то в любом случае сильно ломал ее, заставляя принимать исковерканные суррогаты.

У матери, которая не могла в полной мере реализовать естественную потребность заботиться о младенце, это выражалось в виде чувства вины и жалости, отрезанных и невыраженных эмоций нежности и любви, которые не было принято выражать открыто. Отсюда и появлялись представления о женской любви как о жалости, которые распространялись не только в любви к ребенку, но и к мужчине.

У ребенка нарушение формирования привязанности выражалось в апатии, недоверии к миру, его небезопасности, высокой тревожности, неспособности развиваться в целом. Дома малюток, где дети сутками неподвижно лежали в одиночестве в тугих пеленках, тому подтверждение. Если же домашнему ребенку везло, он оказывался на руках заботливой бабушки-прабабушки. А если нет, тогда – ой.

До сих пор помню свой шок, когда я спросила свою маму, почему ее так мало кормили грудью, и она ответила: «А потому что потом начался сенокос». Мама моя родилась 12 июня…

Шаг к счастливой жизни

Первая и самая простая задача этой сформированной природой привязанности к младенцу – помочь ему выжить физически. Человеческий младенец рождается абсолютно неприспособленным для выживания в одиночестве. В отличие от детенышей животных он не может через несколько минут после родов встать и затопать на своих ножках, как делают это зайчата или тигрята, которые, только появившись на свет, почти сразу готовы скакать рядом с мамой.

Эта неприспособленность к самостоятельной жизни выражается в незрелости жизненно важных систем организма новорожденного – желудочно-кишечного тракта, температурного режима тела, дозревании головного мозга, раскоординированности телесных движений.

Он обладает лишь первичными рудиментарными рефлексами, которые помогают в первые месяцы жизни облегчить осваивание в новом для него мире.

Поисковый рефлекс помогает находить грудь, сосательный и глотательный – правильно обхватывать материнский сосок и пить молоко, хватательный – крепко цепляться своими пальчиками за мамину руку. Еще больше понять связь матери и ребенка вам поможет моя книга «Я мама первый год».

И когда о первых трех месяцах материнства мы говорим как о четвертом триместре беременности, то это очень хорошо и понятно объясняет психологический смысл этого периода.

Ведь ожидание ребенка также традиционно воспринимается как очень трепетный период в жизни женщины и всей семьи. Окружающие с большим вниманием относятся к будущей маме, ее оберегают от лишних волнений, тяжелой физической работы, спокойно относятся к любым капризам.

Такая забота, которая фактически – забота и о будущем малыше, позволяет женщине хорошо настроиться на свою беременность и воспринимать ее, получать от своего состояния удовольствие, спокойно выносить и нормально родить. И в такой окружающей ауре любви будущей маме гораздо легче сформировать привязанность к своему ребенку еще до его рождения.

Воспринимая первые месяцы жизни ребенка как еще заключительный триместр беременности, всем, и матери, и семье, гораздо проще сохранить атмосферу предыдущих девяти месяцев. И все потому, что этот процесс формирования надежной привязанности – процесс двусторонний, как и во время беременности.

Спокойная, окруженная заботой мама способна давать чувство любви младенцу, а он, наполняясь им, радует ее сначала своим хорошим самочувствием, а затем первыми улыбками, смехом, осознанными реакциями и фактически постоянными подтверждениями, что она – хорошая мама.

Сохранять и поддерживать – это важно. Все защитные рефлексы, с которыми рождается ребенок, говорят о его хрупкости. Слишком яркий свет заставляет его зажмуривать глаза, слишком громкий звук – вздрагивать и раскидывать ручки в сторону. Он еще не готов выдерживать слишком сильные раздражители и стимулы, поэтому младенцу нужны покой и тишина. И только постепенно – неделя за неделей, месяц за месяцем – малыш привыкает к более громким звукам, свету. Поэтому именно в первые три месяца маме важно помочь ему плавно, медленно, не спеша адаптироваться к этому внешнему миру, в который он пришел.

Но и самой маме эта тишина и покой также важны точно так же, как это было ей нужно и во время беременности. Потому что только в такой обстановке она способна хорошо слышать малейшие сигналы новорожденного, когда он начинает кряхтеть или сопеть от малейшего неудобства. Это позволяет ей учиться распознавать сигналы малыша – кряхтит ли он от мокрых пеленок или от того, что проголодался и просит грудь. В такой атмосфере четвертого триместра беременности мама отлично настраивается на малыша, быстро учится его понимать, распознавать самые первые сигналы, и чаще всего ребенок у такой мамы плачет весьма редко. Ну просто потому, что у них царит полное взаимопонимание.

Рай внутриутробной жизни

В понятие заключительного триместра беременности включается и необходимость донашивать младенца вне материнского организма в буквальном смысле, словно напоминая ему в это время о прежней жизни внутри. Но уже не за счет резервов репродуктивной системы женщины:

плаценты, матки, околоплодных вод. А в постоянном физическом контакте, наполненном материнской любовью, которая выражается в самых простых и очень конкретных действиях – объятиях, поцелуях, нежных воркованиях. Здесь вам в помощь рекомендую одну из моих последних книг – «365 идей, как полезно провести время с ребенком в первый год».

Принципиальное отличие между взрослым и новорожденным в том, что младенцу мамино внимание и физическая забота нужны практически круглые сутки напролет.

Пройдет время – и эта жизненно важная зависимость после первых трех месяцев постепенно начнет переходить на качественно новый уровень. Он состоит в том, что все физические ощущение и чувство удовольствия или неудовольствия станут преобразовываться в более осознанные реакции – положительные или отрицательные эмоции. Так младенец превращается из существа, наполненного смутными психическими ощущениями, в маленького человечка, понимающего и умеющего выражать эмоции. А это умение не в последнюю очередь зависит и от 
умения самой мамы чувствовать и осознавать свои переживания.

Жизненно важная значимость привязанности в этот период выражается еще в том, что ребенок получает первый опыт принятия себя такого, какой он есть, без оценок и осуждений. Это фундаментальное ощущение, что он любим всегда и в любом состоянии и настроении – в грязных или чистых пеленках, орущий или спящий, плачущий или улыбающийся.

Этого ощущения для взрослеющего ребенка затем будет достаточно, чтобы развиваться и преодолевать жизненные трудности. Это проявится позже, но фундамент такого оптимистичного и целеустремленного уверенного в себе ребенка мама формирует уже в его первые месяцы.

Мать донашивает младенца, помогая всем его жизненным системам дозреть до нормального самостоятельного функционирования. Объятиями своих рук поддерживая ощущение упругих стенок матки. Прижимая к груди, помогает снова услышать привычное близкое и успокаивающее биение своего сердца. Кладя к своему обнаженному животу, дает ощутить максимальную физическую близость, тепло и запах своего тела. Нежно и тихо воркуя, дает услышать почти те же звуки своего голоса, как он слышал их, находясь в утробе.

Так любовь и материнская забота развивают миллионы нейронов головного мозга 
новорожденного, без которых они и остаются незадействованными.

Объятия, поцелуи, нежности для ребенка – как дождь и солнце для цветов. Получая их, он растет легко, быстро и счастливо. Формируя надежную эмоциональность привязанность или, иначе говоря, давая ему свою любовь и уча его самого любить, мама не просто помогает ему выжить физически, а дает огромный шанс насыщенно реализовать весь свой потенциал, таланты и чувствовать себя счастливым.

Источник: WDay.ru