Вверх

Хотят вырастить наследника Джуны из пробирки

Умершая целительница оставила многомиллионное наследство - коллекцию антиквариата, драгоценных ювелирных изделий, авторские картины. Но деньги, как уверяла сама Джуна, ее никогда не увлекали.

После смерти 26-летнего сына Вахо она вообще потеряла интерес к жизни. Мечтала лишь об одном - о внуках. И не просто мечтала, а, как сегодня выясняется, упорно двигалась к заветной цели.

Об этом «КП» рассказал гендиректор клиники искусственного оплодотворения, кандидат наук, доцент кафедры биофизики МГУ Сергей Яковенко.

Мечтала клонировать сына

- Мы познакомились с Джуной лет десять назад, - говорит Сергей Яковенко. - Она интересовалась технологией клонирования млекопитающих, которой я занимался. Она сильно переживала из-за смерти сына и всерьез собиралась его клонировать.

Джуна рассказала, что сразу после смерти Вахо по ее заказу медики взяли его сперму (такая процедура стала возможной с конца прошлого века, она официально не разрешена, но и не запрещена. - Ред.). Этот биоматериал был заморожен. Несколько лет он хранился в какой-то лаборатории. А потом Джуна разместила клетки в банке нашей клиники. Каждый год оплачивала эту услугу. Надеялась, что можно будет клонировать сына. Но я отговорил ее от этой идеи.

В Москве на 66-м году жизни скончалась целительница и астролог Джуна Давиташвили. Об этом сообщил в своем блоге в LiveJournal актер Станислав Садальский. «Два дня Джуна была в коме, сегодня ее не стало, — говорится в сообщении. — «Скорая» забрала ее прямо на Арбате — она вышла в соседний с домом магазин, чтобы купить поесть, и ей там стало плохо. Несколько дней назад ее привезли из больницы, где прооперировали, были серьезные проблемы с кровью».

Позже у нее появилась новая мысль - получить эмбрион своего будущего внука. Раз есть замороженная сперма, можно найти донорскую яйцеклетку. Искусственным путем оплодотворить ее. Получился бы ребенок сына Джуны, то есть ее родной внук или внучка. Причем Джуна говорила, что сама хочет выносить и родить внука! Но делать это должны здоровые женщины и желательно молодые. По поводу состояния здоровья Джуны мы переживали, поэтому отговорили ее вынашивать ребенка. Предложили подыскать суррогатную мать. Джуна долго думала и согласилась.

Биоматериал может быть уничтожен

- Работу по искусственному оплодотворению мы начали с год назад. Вместе с Джуной размораживали сперму ее сына, смотрели, сколько клеток пригодны для оплодотворения, - продолжает Сергей Яковенко. - Оказалось, около 10 процентов. Прошел выбор донорской яйцеклетки, была найдена и суррогатная мать - примерно за четыре месяца до смерти целительницы. Джуна была очень воодушевлена.

Но потом здоровье Джуны ухудшилось, у нее все чаще стали случаться депрессии. Процесс затормозился. Часть документов она подписала, но окончательную отмашку об оплодотворении и подсадке суррогатной матери эмбриона мы не получили. Я решил дождаться выздоровления Джуны, договор до конца не был заключен.

- А что же теперь? Найденная суррогатная мать выносит внука Джуны?

- В связи с ее смертью встал вопрос: а кто будет растить и воспитывать этого ребенка? Кто возьмет на себя ответственность за его будущее? Это интересно разве что аферистам ради борьбы за наследство. Ко мне уже обращались сомнительные личности, якобы представляющие каких-то дальних родственников Джуны, с просьбой продать им биоматериал ее сына. Но я отказался с ними контактировать. Жду, когда решится вопрос с наследниками. Тот, кто докажет свои права на наследство Джуны, имеет право и на биоматериал ее сына как на материальный объект. Если же никто за ним не придет, то какое-то время биоматериал будет храниться за счет нашей компании, но в конечном итоге, поскольку нам это накладно, придется все выбросить.

Кстати

На тот свет по мобильнику

Сразу после смерти целительницы часть ее грузинских родственников заявила: они не претендуют на наследство. Мол, Джуна посвятила себя служению народу, так пусть ее дом, где она лечила людей, станет музеем. Но так рассуждают не все.

- Мой папа и Джуна - родные брат и сестра, - сообщил «КП» племянник целительницы Геннадий. - Моя фамилия Саркисов, Джуна в девичестве была Евгенией Саркисовой. Есть еще родственники, нас, племянников, очень много. У Джуны было три брата и две сестры.

- Как будете делить наследство?

- Пока рано об этом говорить. Должно пройти 40 дней. А вообще тут прихлебателей очень много. Но когда мы, родственники, после смерти пришли в ее дом, то обнаружили, что исчезли документы на ее недвижимость, ценности. Знаем, что там были деньги, но они тоже пропали.

- Ее друзья говорят, что давно не видели родственников возле Джуны. Вы живете в Грузии?

- Нет. Давно уже в Москве. У меня с Джуной было очень тесное общение вопреки чьим-то домыслам, будто она была одинока. В ее доме на Арбате я делал ремонт. Был директором ее центра «Джуна» в Москве.

- Остались биоматериалы сына Джуны...

- Она хотела оживить эти клетки. Джуна очень любила Вахо. Хотела иметь с ним связь и даже все эти годы оплачивала мобильный телефон, который положила сыну в гроб. Периодически звонила по нему, хотя наверняка абонент был вне зоны доступ.